Гончаренко: "Русские медленно запрягают, но умеют быстро ездить"

Рулевой ЦСКА Виктор Гончаренко дал UEFA.com обстоятельное интервью, в котором рассказал о своем тренерском пути и вариантах решения текущих кадровых проблем.

©AFP/Getty Images

Уже в 30 лет Виктор Гончаренко тренировал клуб на групповом этапе Лиги чемпионов УЕФА, а ныне, в 40, возглавляет одну из сильнейших команд России и претендует с ней на выход в 1/8 финала.

UEFA.com побеседовал с белорусом о его тренерских принципах, амбициях ЦСКА и перспективной армейской молодежи.

Вам рано пришлось завершить игровую карьеру из-за травмы. Сильное потрясение для 25-летнего футболиста?

Гончаренко: На тот момент это казалось тяжелым ударом. Но, оценивая сейчас, считаю, для меня это пошло и в плюс. Когда заканчивается какой-то этап, ситуация иногда кажется безвыходной, но на самом деле, если ты заканчиваешь что-то одно, то сразу открывается другая дверь, что в моем случае и произошло. Поэтому, удар был, но от него удалось быстро оправиться и пойти дальше.

В 30 лет Виктор Гончаренко вывел БАТЭ в групповой этап Лиги чемпионов
В 30 лет Виктор Гончаренко вывел БАТЭ в групповой этап Лиги чемпионов©Getty Images

В такие моменты ты проходишь этап, когда мало кому нужен, и это естественно. Сейчас мы говорим молодым футболистам, что тут нечего скрывать, и если ты получаешь травму, то, как правило, никому не нужен. Я был предоставлен сам себе, много чего удалось переосмыслить.

Это был период, когда я активно занялся тренерской деятельностью, взялся за чтение специальной литературы, все, что было связано с тренерской профессией. С одной стороны, это был период тяжелый, с другой - период творчества.

Пригодился ли вам как тренеру, хоть и небольшой, но скопившийся игровой опыт?

Гончаренко: Не совсем понимаю тезис, что тренеру надо убить в себе футболиста. Не думаю, что тот факт, что ты был футболистом, на тренерской стезе идет тебе в плюс. Это совсем другое измерение. Понятно, что ты многие вопросы понимаешь, почему футболист тут поступил так, а не по-другому, но я не могу сказать, что мне пригодилось что-то из опыта футболиста. Зато и убивать в себе никого не пришлось.

В бытность тренером БАТЭ
В бытность тренером БАТЭ©Getty Images

В качестве тренера вы состоялись в БАТЭ. Какую роль в этом сыграла помощь клуба?

Гончаренко: С руководством БАТЭ была изначальная договоренность, что если у меня не получается полностью восстановиться, то я приступлю к работе в структуре клуба. Когда человек добивается успеха, он думает, что добился его сам. На самом деле, надо всегда отдавать должное людям, которые рядом с тобой.

То, что сейчас со мной происходит, не случилось бы без помощи руководства БАТЭ, Анатолия Анатольевича Капского, помогавшего мне на всех этапах. Конечно, без страсти к обучению не обошлось, но надо понимать, что тренера делают игроки и руководители, которые помогают добиваться успехов.

Вы остаетесь самым молодым тренером в истории группового этапа Лиги чемпионов. Хорошо помните свои чувства в 2008 году?

Гончаренко: Очень хорошо помню ощущения в матче в Борисове с "Левски", после которого мы вышли в групповой этап. Это, конечно, было что-то невероятное. Прилив эмоций, кураж. Понимаешь, что сделал большое дело. Было чувство, что нас ожидает нечто большое. Это был эмоциональный взрыв.

©Getty Images

Насколько ценным для вас остается борисовский этап карьеры?

Гончаренко: Как и все, что случается впервые, это ценно и запоминается на всю жизнь. Это благодарность тем людям, которые были рядом со мной. Незабываемые минуты выходов в групповой этап не только Лиги чемпионов, но и Лиги Европы. Это чемпионства, это опыт, это амбиции. Нельзя сказать, что это был какой-то небольшой этап карьеры. Он был большой, запоминающийся, яркий.

В ЦСКА вы пришли как помощник Леонида Слуцкого. Научились чему-нибудь в ходе работы с ним?

Гончаренко: Конечно. Если ты хочешь чему-то научиться, научишься. Работать с Леонидом Викторовичем было очень приятно, потому что ты можешь говорить с ним на любые темы. Это касается и тактики, и организации тренировочного процесса, отношений внутри коллектива, с определенными футболистами. Роль главного тренера, понятное дело, мне наиболее близка, но, поработав помощником, ты видишь что-то со стороны, и это потом идет тебе в копилку. В любой ситуации можно получать какой-то опыт, который поможет в дальнейшем.

Что выделяет ЦСКА, если сравнивать с клубами, в которых вы работали?

©Getty Images

Гончаренко: Не хочу кого-то обидеть, тот же БАТЭ или другие мои команды, но это подбор футболистов. Это те же ощущения, что были в БАТЭ, когда от тебя ждут победы в каждом матче. Независимо от всего, помимо победы от тебя ждут, что ты будешь показывать хорошую игру.

Чем выше уровень команды, ты выше уровень футболистов, а сильные футболисты - каждый со своим характером. Нужен постоянный поиск, чтобы они эти амбиции проявляли на футбольном поле. Ну и уровень сопротивления совсем другой. Против ЦСКА все работают на максимуме, будь то дома или на выезде, и ты должен быть к этому готов.

Каким вы видите уровень амбиций ЦСКА с точки зрения философии клуба?

Гончаренко: Только первое место, только победа. Недовольство ничейным результатом, не говоря уже о поражении. Ты понимаешь, что есть огромная армия болельщиков, которая не даст тебе работать спустя рукава. Ты ощущаешь их давление и тот же гул, который может прокатиться по стадиону, если играешь плохо. Ты находишься под постоянным давлением и должен научиться с этим справляться.

В чем сказывается столичный статус команды?

Гончаренко: Москва - очень большой город, и здесь много команд, но ты понимаешь, что ЦСКА является для Москвы чем-то очень значимым. Когда я посещаю какие-то мероприятия, все на них знают, кто такой Акинфеев, Березуцкий и Игнашевич. Все задают о них вопросы, просят какую-то атрибутику.

Базель - ЦСКА 1:2
Базель - ЦСКА 1:2

Ты узнаваем, и любой человек может остановить и спросить, почему так играли в Лиге чемпионов, а так - в чемпионате. Не скажу за все московские команды, но предположу, что и со "Спартаком" нечто схожее происходит. Ты понимаешь, что для этого города ты что-то значишь.

Если вспоминать работу в БАТЭ, то там определенное количество людей знало команду, но в Москве мало того что знают, так еще и нюансы понимают. Спрашивают, почему уровень игры таков, а вчера был гораздо лучше или хуже. Выше понимание деталей, больше людей интересуется ЦСКА и игрой в целом.

Какие цели в еврокубках ставил ЦСКА перед стартом сезона?

Гончаренко: Наиболее верен подход, когда мы говорим, что должны сражаться за очки в каждом матче, в каждом играть на победу, но при этом мы понимали, что есть "Манчестер Юнайтед", соперничать с которым объективно сложно. Мы знаем и амбиции этого клуба и трансферную политику, знаменитый стадион. Остаются "Бенфика" и "Базель".

Любая команда прикидывает свои шансы, но мы не говорили, что должны занять первое-второе-третье место. Мы стремились подходить к каждому матчу в очень хорошем состоянии, а там посмотрим, что получится. Получилось, что наше самое плохое состояние выпало на домашний матч с "Базелем", который мы закономерно проиграли. Тем не менее, не в качестве оправдания, а лишь небольшой ремарки, хочу отметить, что мы сыграли к тому моменту очень большое количество встреч, и это было причиной, почему в той встрече случился спад.

Зато до этого победили в Лиссабоне. Насколько была важна та победа?

ЦСКА - Бенфика 1:2
ЦСКА - Бенфика 1:2

Гончаренко: Да, она была примечательной, но что такое "важна"? Вот сыграем шесть туров и посмотрим, важна ли она будет. В любом случае это была неожиданная, стартовая победа. Да, она была важна, но такие матчи надо подтверждать. Если бы после этого мы обыграли еще дома "Базель", то наша ситуация была бы еще лучше, так что мы сами в какой-то мере принизили важность победы в Лиссабоне.

Есть такое хорошее выражение "эмоционально-умственная усталость". Она не физическая, она умственная. Если тебе не хватает эмоций, если у тебя притупляется реакция, то страдает и результат. Это у нас и произошло. Плюс слишком большую роль для нас играет Алан Дзагоев. Это креатив в атаке, команда с ним выглядит совершенно иначе, и в проигранных матчах нам его не хватало.

Каковы основные моменты вашей тренерской философии? Как должна играть ваша команда?

Гончаренко: И футболисты, и болельщики любят, когда команда играет в атакующий футбол. Мне же нравится посыл, что команда должна быть гибкой. Если имеешь высокую конкуренцию, то должен уметь атаковать позиционно, должен уметь хорошо обороняться, так как понимаешь, что против тебя играют не менее сильные команды. Очень хотелось бы видеть такую гибкость с уклоном в атаку, а если в нападении еще очень высокая скорость, то это тоже большое подспорье. К этому мы и стремимся.

Константин Кучаев забил в домашнем матче с ''МЮ''
Константин Кучаев забил в домашнем матче с ''МЮ''©Getty Images

При вас в ЦСКА заиграло много молодежи. Это следствие вашего тренерского подхода или просто стечение обстоятельств?

Гончаренко: Когда работаешь в большом клубе, то в любом случае должен подстраивать свое видение под футболистов, которые имеются в распоряжении. Сейчас сложилось так, что у нас достаточно высокий уровень команды плюс очень хорошая плеяда молодых, и ты должен создать из опытных ветеранов и молодых симбиоз, который побеждает.

Нужна хорошая смесь, ты не можешь играть одними молодыми или одними опытными. Да, мы можем выпустить всех молодых в каком-то определенном матче, но на длинной дистанции их надо разбавлять. Если посмотреть, то у нас два молодых играют, двое выходят на замену, но не все вместе.

Какими вы видите перспективы нынешней армейской молодежи?

Гончаренко: Мне очень нравится работать с молодыми. Они хорошо впитывают, и тебе не приходится ломать определенные вещи, как это бывает с ветеранами, что тоже нормальная ситуация. Молодые - они как пластелин, можешь лепить что угодно. Это доставляет удовольствие, равно как и видеть, как они поднимаются.

Тимур Жамалетдинов принес ЦСКА победу в гостевой встрече с ''Бенфикой''
Тимур Жамалетдинов принес ЦСКА победу в гостевой встрече с ''Бенфикой''©AFP/Getty Images

Мне не хотелось бы выделять отдельных футболистов. Как только у них удачный матч, начинают все хвалить. Молодые - они еще не оббитые, у них ранимая психика. Они легко поддаются на хвалебные отзывы, остро реагируют, когда критикуют. У нас есть Жамалетдинов, Чалов, Кучаев, Хосонов, Гордюшенко - это хорошая обойма.

Хотелось бы, чтобы они выросли в сильных футболистов, но гарантии нет. Карьера молодого футболиста зависит от многого: конкуренции в клубе, конкуренции на твоей позиции, отношения к тренировочному процессу, понимания, что хочет тренер, плюс желания постоянно прогрессировать, доказывать каждый день. Иначе невозможно.

И все же, наверное, можно говорить о нехватке кадров. Сложно работать в таких условиях. Или вы, наоборот, воспринимаете это как вызов?

Гончаренко: Здесь нельзя говорить о проблемах. Надо ставить задачи и их решать. Скорее, это действительно вызов. У нас постоянно говорят о каких-то проблемах, но вместо этого надо искать возможности. Мы их ищем. Проблема не в том, что у нас узкая обойма, а в том, что нам часто не хватает скорости. Если мы компенсируем это, то никаких проблем у нас не будет. Да и справляться с короткой обоймой гораздо проще, чем когда она слишком раздута.

Шведская дисциплина, русская лихость, бразильская искра
Шведская дисциплина, русская лихость, бразильская искра©Getty Images

Вы работали с представителями разных культур и народов. Дает ли что-то тренеру такой опыт?

Гончаренко: Это очень интересный вопрос. Можно учиться у всех. Вот есть у нас Понтус Вернблум. Это скандинавская школа: очень хорошая тактическая выучка, высокая физическая подготовка, профессионализм, целеустремленность и понимание, что я хочу играть так и добиться такого-то результата. Есть африканская история, когда имеется куча качеств: скорость, техника, пластика, исполнение - но присутствует некоторая нестабильность, и ты зависим от их настроения.

Если брать бразильцев, которых в ЦСКА было традиционно много, они всегда могут решить исход матча. Вагнер Лав и Даниэл Карвальо - раньше, на данный момент это Витиньо, Марио Фернандес, но чтобы они проявляли свои лучшие качества, они должны быть окружены теплом. Это не зона комфорта, однако они должны чувствовать свою значимость, свою важность. С русскими футболистами ты должен понимать, что они медленно запрягают, но потом могут очень быстро ехать. Люди разные, и ты должен сделать из них хорошую команду.

©Getty Images

Нет ощущения, что вы пришли в клуб, если не в переломный, то как минимум в переходный период?

Гончаренко: Тогда возникает вопрос, а какой момент должен быть идеальным для прихода тренера? Его, на самом деле, нет. Ты можешь прийти, когда тяжелая ситуация, когда нужны изменения. Согласитесь, очень редко кто приходит, когда команда находится на пике. В нашем случае это случилось, когда Леонид Викторович [Слуцкий] сказал, что ему нужен новый вызов. Он оставил команду в очень хорошем состоянии. Нам сейчас надо делать изменения, чтобы безболезненно прошла смена поколений. Можно назвать это переходным периодом, но он по-своему интересен.

Каким вы видите идеальный сценария развития своей карьеры?

Гончаренко: Если прогнозировать выступление в чемпионате или в группе Лиги чемпионов еще в какой-то мере можно, то, что касается своего развития, это очень сложно. Конечно, есть какие-то определенные моменты, когда ты должен управлять своей карьерой, но когда ты работаешь в большом клубе, то далеко загадывать не хочется. Хотелось бы со временем заглянуть куда-нибудь дальше, но работать надо здесь и сейчас и смотреть что получится.

Наверх